May 26th, 2008

День независимости

«А чего мне бояться? Они что, с оружием идут?» - громко говорила кому-то по телефону женщина рядом. Она привела детей смотреть военный парад, и, вероятно, кто-то из ее близких, наслушавшись ТВ, забеспокоился из-за предстоящего оппозиционного марша. Я и мой пятилетний сын Гиги заняли место около Национального музея – чуть «ниже по течению» от эпицентра событий, зато у самого края проезжей части. Добирались мы сюда, бросив машину на улице Бараташвили, узкими улочками, перегороженными огромными автобусами и спецназовцами в полной экипировке – в доспехах  и со щитами.

 

Гиги сидел, вместе с другими детьми,  в VIP-ложе – на высокой клумбе, отгораживающей  тротуар от проезжей части, и болтал ногами. Он с серьезным видом рассматривал марширующие колонны солдат и проезжающую технику, иногда хлопая в ладошки.

 

Женщины рядом обсуждали как экипировку солдат, так и текущий политический момент: «какие молодцы!», «ну кто мог себе представить такое!», «кому нужна эта оппозиция? Надоели!».  Наверное, тут собрались исключительно сторонники власти. У большинства сторонников оппозиции марширующая армия вызывает не восхищение, а омерзение. Впрочем так же, как и государственный флаг – на митингах оппозиции знамена самых разных расцветок, но пятикрестового полотнища почти не бывает.  Пусть с этим разбираются психологи и социологи. Я вот думаю, что этих людей окончательно достало государство как таковое, со своими институтами  -  полицией, армией, налогами и т. д...

 

 

 

 

 Пока я разглядывал новые винтовки М4, новые маленькие броневики  и не такие уж новые чешские самоходки, а также довольное личико Гиги, оппозиция уже заканчивала митинг у Дворца спорта. Как я узнал после, там они собрали тысяч 10-20 сторонников и двинулись  в сторону Руставели. То есть в нашу сторону. Официально – «брататься» с солдатами. На самом деле – сметать полицейские кордоны, обеспечивая тем самым новое 7 ноября и позарез нужное повышение рейтинга.

 

Когда военный оркестр торжественно удалился, прогремев последние аккорды, мы вместе с толпой оказались перед парламентом. Оппозиционного вихря пока не было видно, впрочем, как и официальных лиц, которых как ветром сдуло. Саакашвили устроил все мероприятия от греха подальше – в здании новой резиденции. 

 

Гиги сидел у меня на шее и мы медленно спускались с толпой мимо храма Кашвети и Алексанровского сада. «Идут» - сказал кому-то парень, стоящий рядом с поднесенным к уху телефоном. Тут же, оттеснив нас в парк, по подъему побежали вверх спецназовцы в доспехах и масках. Улица была запружена автобусами, поэтому пространства было очень мало. Гиги не испугался, только с интересом разглядывал грозных черных дядь.  Как только путь освободился, я поспешил вывести сына подальше отсюда. Думал, побоище неизбежно.

 

В этот самый момент толпа  демонстрантов обступила первый кордон у метро Руставели и начала разносить металлические барьеры. К толпе, двинувшейся от Дворца спорта, по пути присоединялись новые сторонники, и, в итоге, она выросла до внушительных размеров. По разным оценками моих знакомых – от 70 до 150 тысяч человек!

 

Это еще один парадокс нашего оппозиционного электората – слишком легко деморализуется (как в ночь выборов), и также легко, притом совершенно неожиданно,  воодушевляется...

 

Полиция в итоге пропустила демонстрантов на Руставели. К тому времени там не было ни солдат, ни техники, ни официальных лиц. Митинг у парламента начался.

 

 

 

 

 После выступлений лидеров с дежурными призывами и лозунгами вдруг наступило затишье. Оппозиция «обсуждала план действий». Они вообще сначала делают, а потом обсуждают – что же делать дальше. Тем более, что главная задумка провалилась – побоища не вышло. 

 

Покрутились вокруг пустого парламента. Стучались в ворота, за которыми плотным строем стояли пластмассовые спецназовские хари. Немного поматерились и поплевались и их адрес. Объявили еще раз о бойкоте парламента. Предъявили Саакашвили ультиматум – отменить  итоги выборов до 4 часов.  В 4 часа объявили о том, что расходятся по домам. Перерыв до 10 июня – собираются блокировать парламент и сорвать сессию.

 

Красота, а не политика.

 

А на этом фоне почти незамеченным прошло действительно важное событие. Наблюдатели ООН признали, что грузинский беспилотник сбили русские. Вот тут подробности:

 

http://www.unomig.org/data/other/080526_unomig_report.pdf

 

Такие вещи просто так, без последствий не проходят.

 

Посмотрим, что будет дальше.

 

P. S. Хороший репортаж «Коммерсанта». Там есть монолог типичного оппозиционера, который я слушал много раз в исполнении разных персон: 

 

— Мы хотим жить достойно,— говорит мне один из участников митинга Заза Шенгели.— У нас все есть для этого. У нас есть плодородная земля, и люди умеют трудиться. Но люди в районах голодают. Вы же этого не знаете! Люди не могут платить за свет и газ из своих крошечных пенсий!

Я пытаюсь возразить Зазе. Я говорю, что сразу все не меняется и нужно терпение, чтобы дать властям доделать то, что они начали.

— Ведь многое уже изменилось,— говорю я, показывая на новые высотные дома.

— Что мне до этих домов, если я в них никогда жить не буду! — горячо говорит Заза.— Я работал в налоговой инспекции, меня сократили. Они боролись с коррупцией и раздутым аппаратом чиновников, оставив меня без хлеба! Мальчишка-солдат $800 зарплату получает, а пенсионер с голоду дохнет. Они говорят, армию надо содержать. Да зачем мне такая армия, если меня без работы оставили, чтобы ее содержать? Я бы с Россией жил в мире, и мне никакая армия не нужна. Это Миша пришел, поссорился с Путиным и теперь армию строит, чтобы от Путина защищаться. А кто его просил? Люди с Россией мирно жить хотят! Мы раньше в Москву ездили на выходные, а теперь визу получить что в Россию, что в Америку — одинаково! У нас поговорку старую часто сейчас вспоминают: "Плохой сосед лучше далекого родственника".

 http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=895416